Меню

К 100‑летию со дня рождения художника, создателя и директора Государственного литературно‑мемориального музея‑заповедника А.П. Чехова в Мелихове Юрия Константиновича Авдеева

25 августа 2018 в 13:00
<script type="text/javascript">window.omsu_gallery_source = "";</script><p>Авдеев Юрий Константинович (25.08. 1918, с. Киясово Серпуховского уезда Московской губернии, – 18.06. 1987, г. Чехов Московской обл.) — художник, создатель и директор Государственного литературно-мемориального музея-заповедника А.П. Чехова в Мелихове, Заслуженный работник культуры РСФСР, член Союза писателей СССР, Почетный гражданин города Чехова (его именем названа одна из улиц города). Отмечен медалями: «За отвагу» (1943), «За трудовое отличие» (1986), «За оборону Москвы» (1944), орденом Отечественной войны (1985), орденом «Трудового Красного Знамени» (1986).</p> <p>Ю.К. Авдеев закончил среднюю школу в г. Серпухове, там же в 1934 начал заниматься в изостудии у художника Александра Андреевича Бузовкина (ученика Константина Коровина). Окончил Орловское художественное училище, знаменитое своими мощными педагогическими традициями.</p> <p>В августе 1941 ушел добровольцем на фронт, участвовал в боях под Москвой, на Северо-Западном, Ленинградском, 2-ом и 3-ем Прибалтийском фронтах. Демобилизован в 1944, как инвалид Отечественной войны 1-ой группы (почти полностью потерял зрение в результате контузии).</p> <p>После шести лет госпиталей, вернулся в родной Серпухов, три года работал в Серпуховском историко-краеведческом музее. В июне 1951 года пешком пришел в Мелихово, дороги в музей тогда не было. И остался в этом забытом Богом месте. С 1951 года до конца жизни жил и работал в Мелихове.</p> <p>Тогда на месте большого чеховского дома проходила дорога, по которой гоняли деревенское стадо, чеховскую кухню продали, сад вымерз. В чудом сохранившемся флигеле висел только портрет Сталина. Экспозиция собиралась с нуля. Когда Авдеев ушел из жизни, в фондах музея насчитывалось 17 тысяч чеховских вещей.</p> <p>Авдееву удалось отремонтировать флигель и создать в нем первую экспозицию, восстановить чеховский дом, вернуть на место чеховскую кухню, чеховский «наивный двор» (баню, погреб, людскую, каретный сарай). Не меньшее внимание он уделял сохранению чеховского парка, воссозданию сада, огорода, который Чеховы называли «Югом Франции». Мелихово стало первым литературным музеем, где была создана «цветочная экспозиция» (собрана коллекция цветов, которые писатель сажал или упоминал в своих произведениях).</p> <p>В конце 1950-х – начале 60-х Ю.К. Авдеев добился проведения шоссейной дороги от Лопасни до Мелихова, утверждения охранных зон музея.</p> <p>Юрий Константинович был инициатором новых направлений работы музея – чеховских чтений, съемок телефильмов и постановок спектаклей в естественной обстановке усадьбы. Он положил начало театральному фестивалю «Мелиховская весна»: в 1982 году Липецкий академический театр драмы им. Л.Н. Толстого сыграл первый спектакль «Чайка» не на сцене, а на усадьбе.</p> <p>Развитие мелиховского музея состоялось в значительной мере благодаря дружбе и сотрудничеству Авдеева с О.Л. Книппер-Чеховой, С.М. Чеховым, с сотрудниками Московского музея целой плеядой московских, орловских, подольских и серпуховских художников, которые подолгу жили в Мелихове.</p> <p>Авдеев успел создать экспозиции в Мелиховской школе, в бывшей Новоселковской школе, в Крюкове, где Чехов принимал больных (теперь крюковская экспозиция, посвященная медицинской деятельности Чехова, перенесена в Мелихово). В конце 1970-х по инициативе Юрия Константиновича началась подготовка к созданию мемориальной экспозиции в городе Чехове («Музей писем А.П. Чехова»). Он месяца не дожил до ее открытия.</p> <p>Авдеев опубликовал десятки статей в газетах и журналах, в научных сборниках. Его книга «В Чеховском Мелихове», пополняясь и расширяясь, переиздавалась в Москве шесть раз.</p> <p>В музейном деле Ю.К. Авдеев стоял в первых рядах энтузиастов, сумевших восстановить из небытия памятные места нашей Родины. Он делал это самоотверженно, преодолевая невероятные трудности, с большой любовью к своему делу. Театровед Т.К. Шах-Азизова вспоминала о нем: «Тихий, неторопливый человек, с палочкой, негромко говорящий на изумительно вкусном русском языке, который уже и не сохранился (разве что у эмигрантов). Он принимал всех, кто приезжал в Мелихово, как родных. Авдеев принадлежал к типу людей, любимых Чеховым, — к подвижникам. Сам Авдеев не принял бы этого термина, но мы-то можем сказать, что это был настоящий подвижник».</p>